За 9 месяцев севастопольцы передали телефонным мошенникам до миллиона гривен. И продолжают отдавать! Собственноручно

Милиция Севастополя опять бьёт тревогу: с наступлением октября посыпались заявления от граждан об активизировавшихся телефонных мошенниках. Только за один из дней по городу задокументировано 6 таких случаев.

В январе этого года писала о телефонных мошенниках , когда на одной отдельно взятой улице на домашние телефоны её жителей были зафиксированы звонки от неизвестных лиц с просьбой передать деньги взамен на то, чтобы их сын (близкий человек, внук) избежал «уголовки» в якобы совершённом ДТП… Разумеется, всё сказанное было выдумано и рассчитано на легковерных.

Увидев несколько сообщений в электронных СМИ о возобновившихся в нашем городе звонках злоумышленников, отправилась в городское управление МВД, чтобы узнать, как говорится, из первых рук, как обстоят дела на самом деле. Тема оказалась настолько животрепещущей, что с корреспондентом Форпоста согласился встретиться заместитель начальника УМВД в Севастополе – начальник криминальной милиции Вячеслав Аброськин.

 За 9 месяцев севастопольцы передали телефонным мошенникам до миллиона гривен. И продолжают отдавать! Собственноручно«Механизм данного вида мошенничества отработан настолько, что казалось бы ничего нового уже и придумать невозможно! Преступники и не придумывают, а системно по телефонной базе данных проводят обзвон в надежде наткнуться на человека, с которым им «повезёт» – начал свой рассказ полковник милиции Аброськин. – С начала 2013 года на территории оперативного обслуживания УМВД Украины в городе Севастополе зарегистрировано в Едином реестре досудебного расследования 480 мошенничеств под предлогом освобождения от уголовной ответственности. Большинство из них – в Ленинском и Гагаринском районах, в общей сложности две трети от общего количества».

Далее прозвучала такая цифра – в 88 случаях преступление удалось довести до логического завершения, то есть потерпевшие распрощались-таки с деньгами. Причём отдали их собственноручно!

В милиции выявили закономерность. Если злоумышленники звонили на домашние номера, а, следовательно, им было известно местонахождение абонента – то денежные средства передавались через курьеров (60 случаев).
Когда мошенники совершали звонки на мобильные телефоны, тогда и «отъём» денег шёл электронным путём – либо на карточный счет в банке (20 человек), либо через пополнение мобильного телефона (ещё 8 случаев).

Из информационной справки, которую тут же в кабинете извлекли из служебного компьютера, стали известны просто головокружительные цифры тех денежных средств, с которыми оболваненные севастопольцы расставались, будучи загнанными как им казалось в угол. «Гривен – 619 763, долларов США – 57 365, ЕВРО – 4 130, рублей Российской Федерации – 70 тысяч» – цитировал Вячеслав Аброськин.

«Куда смотрит милиция?» – такой вопрос обычно задаёт обескураженный обыватель. Я не стала исключением. Оказалось, что смотрит милиция отнюдь не отстранённо и об этом виде преступления ей известно очень многое.

«Сама преступная схема достаточно примитивна, – продолжил свой рассказ Вячеслав Васильевич. – На одном конце телефонного провода – всё чаще виртуального, потому что преступники обычно звонят с «мобилки» – сидит подготовленный человек. Для образности можно назвать его Психолог. Потому что он действительно знает, что и как ему следует сказать, каких интонаций добавить и за сколько секунд провести разговор, чтобы собеседник на другом конце «трубки», не успев «очухаться», не просто погрузился в тихий ступор, а забился в безысходной истерике и впал в панические метания».

Как ни прискорбно, но со слов полковника Аброськина выяснилось, что Психолог чаще всего действительно «сидит»! То есть находится в местах не столь отдаленных. Милиции, кстати, удалось установить эти места… Одно из них – Новосибирская колония. Дальше дело обстояло сложнее. В смысле – если возвратиться к моему вопросу «куда смотрит милиция». В данном конкретном случае не особенно отработана возможность взаимодействия за 5 тысяч километров. Здесь сказывается разница законодательств и необходимость включаться во взаимодействие через Генеральные Прокуратуры обоих государств – Украины и РФ. Впрочем, звонящие севастопольцам «Психологи» иногда оказывались в колониях и поближе – в Луганской или Житомирской, например. Одно оставалось прежним – огромное желание «срубить бабла». Причем, как у самих преступников, так и у тех людей из обслуги, которые предоставляют «с воли» мобильные телефоны.

Понимая, что находясь в Севастополе, местной милиции трудно чисто географически повлиять на ситуацию в колониях, вернулась в главному вопросу – что же можно предпринять в нашем городе?

Поймать посредников? И да, и нет. Оба пика – январский и апрельский – действительно пошли на спад, когда в феврале в Севастополе, а в мае в Херсоне были задержаны группы курьеров-таксистов. Среди них тогда оказались 29-летний уроженец Симферополя и 21- и 22-летние севастопольцы. Сейчас все они под судом, поэтому рано говорить о причитающемся наказании.

Обратная сторона состоит в том, что не всегда курьер является сообщником, чаще их используют «вслепую». Даже задержав так называемого курьера – человека, призванного всего на некоторое время взять из рук потерпевшего его кровные деньги, чтобы за небольшие комиссионные затем перевести их на указанные электронные счета – доказать связь как преступную и преднамеренную дело сложное. Когда потерпевшие заявляли, что к ним приезжали таксисты, которым те и передавали деньги якобы за вызволение попавшего в беду родственника, в некоторых случаях милиции удавалось разыскать этих водителей. Большинство из них не отрицало сам факт поездки за деньгами. Но преступного сговора подтверждено не был, цепочка рвалась и выйти на организаторов и непосредственных исполнителей из другого региона не получалось.

Также рассказали мне, что ведётся розыск и по таким направлениям, как выявление владельцев мобильных номеров и пластиковых карт – но это тема для другого разговора. В севастопольском городском управлении милиции считают, что при данном виде мошенничества на первое место выдвигается профилактическая работа с населением. В зоне риска находятся люди пожилые, и в первую очередь, безусловно – женщины. Родив и воспитав детей, много увидев на своем пути горя и бед, они острее других понимают ценность человеческой жизни, с высоты возраста глубже переживают за своих сыновей и внуков. А особенности старческой психики или состояние здоровья не всегда позволяют логически подойти к ситуации. Поэтому легче расстаются с деньгами, будучи поставленными перед выбором «кошелёк или жизнь». Причём жизнь не собственная, а близкого и дорогого человека.

«Это и есть самая болевая часть преступной схемы. На неё и делает ставку тот виртуальный Психолог» – считают в севастопольской милиции. Мне в подробностях обрисовали один из вариантов телефонного звонка. Вначале Психолог обращается по телефону «Мама, мама, помоги…» – ключевое слово «мама» произнесено. Затем по сценарию могут следовать посторонние шумы или имитация прерванного разговора, пока пожилая женщина не успела разобрать голоса – действительно ли это звонил родной сын. Потом в трубке появляется новый голос, звучащий с другими интонациям – якобы работника милиции. Психолог пытается вовлечь занервничавшую женщину в разговор о последствиях произошедшего с её близким. Звучат такие слова, как «сбил человека», «смертельный исход», «отправим в каталажку», «арест», «лишение свободы», «сам виноват – перечеркнул свою жизнь»… Усиливая натиск, Психолог не позволяет жертве задать ему уточняющие вопросы, а напротив, отсекает их, тем самым нагнетая напряженность. Цель Психолога – заставить жертву принять решение расстаться с деньгами, заплатив за мнимое освобождение от ответственности. Причем если вначале называются баснословные суммы, то затем соглашаются и на «первый взнос» – обычно это те самые «гробовые» деньги или хранящиеся в доме «про черный день». Главное – забрать их немедленно, пока жертва «не очухалась» и не решилась с кем-то посоветоваться. Возможность последнего пресекается на корню. Обычно Психолог заканчивает разговор угрожающей фразой, исключающей у жертвы последние потуги к логическим рассуждениям.

«Говоря о таком виде мошенничества, мы обращаемся за помощью и в местные газеты, и в электронные СМИ. Как можно более широкая огласка – вот та единственная профилактика, которая может защитить наших пожилых севастопольцев» – сказал на прощание начальник городской криминальной милиции.

Как не грустно, но внутренне согласилась, что проблема давно перешагнула милицейские рамки и стала глубоко социальна. В её первооснове лежит не самая весёлая, а порой и вовсе неуверенная и обеспокоенная старость, оторванность от семьи и одиночество. «Если бы тот самый внук чаще звонил своей бабушке, она и голос его не забыла б, и уверенность приобрела, что сегодня ночью её любимое чадо нигде «не шастал» и отцовскую машину на прогулку не брал. Да и созвониться с таким внуком бабушке было б не трудно. Потому что есть контакт – родственный и личностный… И крупные суммы денег держать в доме такому пожилому человеку было бы ни к чему…»

Размышляя об этом, под промозглым октябрьским дождём возвращалась в свой «спальный» микрорайон. Не откладывая в долгий ящик – несмотря на промоченные ноги – решила заскочить к 86-летней соседке, чтобы поговорить на злободневную тему. Рассказать ей обо всем услышанном в милиции за горячим чаем и пирожками, которые она печёт почти каждый день. В надежде, что «на огонёк» наконец заглянут сын и внук, живущие в другом конце Севастополя …

Фекла Лизоркина

Оцените статью
Добавить комментарий