Нигерийские пираты употребляют наркотики, не расстаются с оружием и молятся духам. Они нападают на суда и берут европейцев в плен. Три моряка из Севастополя стали жертвами такого разбоя, а по возвращении домой рассказали ForPost о жизни на волосок от смерти.

 Больше месяца назад Россию потрясла новость о разбойном нападении нигерийских пиратов на грузовое судно «BBC Caribbean», на борту которого находилось 11 моряков. Двое моряков спрятались в каютах, 20-летнего кадета из Севастополя пираты освободили сразу, а одного украинца и семерых россиян, включая троих севастопольцев, взяли в плен. Сейчас все члены экипажа дома.
 
Севастопольские моряки согласились рассказать ForPost о жизни в плену на условиях анонимности: без фамилий и фотографий.
 
Захват в день рождения капитана


 
День захвата судна, 5 февраля, начинался обыденно. Погода была тяжёлой для несения вахты и, как выяснилось, подходящей для совершения разбойного нападения. Над поверхностью воды образовалась густая дымка, как бывает в тропиках. Из-за неё увидеть невооружённым глазом другие суда было практически невозможно. Пираты приблизились к пароходу на скоростной вместительной лодке, набросили на борт специальные приспособления, поднялись по ним на палубу и захватили мостик.
 
«Это был день рождения капитана, я готовил праздничный пирог. Работа кипела. И вдруг мы увидели этих людей!» – вспоминает севастополец шеф-кок Олег. Дальше всё развивалось, как по сценарию блокбастера: пираты направили оружие на капитана, подчинив своей воле весь экипаж.
 
«Ствол в грудь! Один человек захвачен, а значит, остальные должны подчиниться!» – говорит Олег.
 
Директор компании «Briese Crewing» капитан дальнего плавания Максим Нестер пояснил, что предупредить такое нападение было невозможно, потому что даже радар не смог бы зафиксировать приближение чужого судна.
 
«Увидеть их шлюпку даже с помощью радаров нельзя, так как её маневренность и размеры оставляют на радаре засветку, которая ничем не отличается от перелёта стаи чаек», – говорит Максим Нестер.
 
Он рассказал о негласном правиле моряков: как только один из пиратов попадает с оружием на пароход, судно считается захваченным, потому что экипаж уже не может оказать сопротивление. Тем более на пароходе не было ни оружия, ни охраны, что, как оказалось впоследствии, спасло жизнь всем морякам. Один из них добавил, что во время захвата услышал, как пираты сказали, что если найдут «секьюрити», то убьют всех – и экипаж, и охрану.
 
Надежда умирает последней
 
Во время захвата судна двое моряков услышали выстрелы и быстро спрятались в каютах –старший механик из Крыма и его помощник из Мурманска. А тем временем вооружённые пираты занимались перемещением захваченных моряков в свою лодку. Там они неоднократно на английском языке спрашивали о возрасте захваченных, о национальности и должностях.
 
Среди моряков был 20-летний кадет из Севастополя, ему пираты велели подняться обратно на пароход и запереться в каюте.
 
«Я подумал, что всех отпустят по одному. Надеялся, во всяком случае, но отпустили только меня. Остальных я нашёл не сразу, подавал сигналы, чтобы они поняли, что это их я зову», – говорит Александр.
 
Максим Нестер считает, что Александра отпустили из-за молодости и отсутствия высокого звания – то есть, невозможности получить большой выкуп: «Их судно не интересовало. А Саша молодой по возрасту и по званию. Они понимают, что, например, за капитана и старшего механика можно получить деньги».
 
На следующий день трое спасшихся моряков связались с руководством и приняли решение перегнать судно в ближайший порт Лас-Пальмас в Испании. В течение 10 дней моряки несли вахту. И 18 февраля вернулись в родные города.
 
Реальные пираты далеки от Джека Воробья
 
 
А тем временем восьмерых моряков пираты доставили в мангровые заросли реки Нигер и поселили в лагере для пленных.
 
«Это был не домик – скорее, шалаш на сваях с досками и брезентом, а вокруг вода и болото с камнями. Внутри шалаша – пространство около 21 квадратного метра и семь метров – мостик. Выходить за пределы территории запрещалось», – вспоминает Олег.
 
И хотя пираты не проявляли явной агрессии к морякам, находиться в плену было небезопасно: «Они все наркоманы. Не колются, но курят травку и употребляют таблетки. Они всегда ходили с оружием, и палец у них не вдоль, как показывают в фильмах, а на курке. Они верят в духов и по воскресеньям им молятся», – говорят моряки.
 
Если кто-то связывает образ пиратов с харизматичным Джеком Воробьём, то его постигнет разочарование. В настоящих пиратах романтики нет. По сведениям наших моряков, это темнокожие люди, верящие в духов и с красными повязками на руках и ногах.
 
Первую неделю моряков кормили теми продуктами, которые они забрали с судна. Правда, мясо пираты отобрали сразу. Моряки говорят, что при жаре в 35 градусов и отсутствии холодильников, отсутствия мяса они не ощущали. Сложнее стало позже, когда запас продуктов исчерпался. Иногда, вспоминают моряки, приёма пищи приходилось ждать до вечера. Им могли принести 150–200 граммов риса или фасоли.
 
«Этого, конечно, было недостаточно, но нормально для поддержания работы организма», – говорят моряки.
 
Не сломаться помогала русская песня
 
Дни, пока шли переговоры, проходили однообразно. Всё, что разрешалось – это ходить внутри помещения, сидеть, лежать и стоять. Шеф-кок вспоминает, как однажды решил заниматься спортивными упражнениями, чтобы привести мышцы в тонус. Пираты переполошились и, угрожая оружием, запретили отжиматься.
 
Воду пресную привозили каждый день, но её было недостаточно, так как сами пираты её воровали по ночам. Одному из моряков удавалось прятать небольшую бутылку воды и при сильной жажде её делили по глотку на весь экипаж.
 
«Они не совсем дикие, понимают, что где-то далеко есть город, где можно посмотреть телевизор. Кстати, они сказали, что нам привезут телевизор, в итоге, действительно, привезли. Повесили, и он у нас провисел дня два выключенным, как зеркало», – говорят моряки.
 
Спасённые вспоминают, как поставили бутылку с водой рядом с оружием, что разозлило пирата.
 
«Он заставил нас подняться, а один из нас не понял, что происходит, и направился к выходу. Тогда пират повалил товарища на пол, взвёл оружие и приставил к голове. Потом он меня отвёл в сторону и попросил разъяснить нашим, чтобы мы не делали ошибок», – говорит Олег.
 
По его словам, морально не сломиться помогла сплочённость. Моряки вспоминают, как пели в лагере русские песни, что пугало пиратов, так как они боялись их общности и не понимали языка.
 
Связь с внешним миром
 
Моряки больше месяца находились в неведении, а информацию о своей дальнейшей судьбе получали дозировано и только во время телефонной связи с внешним миром.
 
В дни переговоров пираты выбирали одного из заложников. Им был шеф-кок Олег. Мужчину сажали в лодку и привозили к протоке, где можно было найти телефонную связь.
 
«Говорили мы с переговорщиками осторожно, потому что нас слушали. Просили связать нас с родственниками, нам обещали пойти навстречу, но обещание не сдержали», – говорит Олег.
 
К протоке пираты и парламентёр передвигались осторожно, потому что рядом были соседние племена, которые и сами были не прочь поохотиться на пиратов.
 
«Они живут по законам животных. Там преобладает право сильного. У кого оружие, тот и прав. И при этом они считают себя христианами», – говорит Максим Нестер.
 
Переговоры длились больше месяца
 
Максим Нестер сказал, что выкуп за моряков готовила страна-судовладелец – Германия. О тонкостях переговоров и сумме выкупа не говорит для безопасности. Сказал только, что пираты действовали осторожно, так как их преследует местное правительство. В итоге выкуп был собран, и назначена дата его передачи пиратам.
 
В день передачи выкупа пришёл лидер пиратов. По мнению моряков, он тоже находился под действиями наркотиков. Пиратский вожак захотел проверить человека с выкупом и сказал, что если ему помешают, то заложники будут убиты. Затем у парламентёра забрали деньги и сняли с его руки часы.
 
«Пираты сопровождали судно до границы своих владений. А затем остановили судно и слили весь бензин, оставив только пару литров, чтобы нам хватило до переправы», – говорят моряки.
 
Ура, мы дома
 
Сейчас все моряки вернулись в родные города. Севастопольские мужчины говорят, что профессию не оставят и при удобном случае опять отправятся в рейс, а произошедшее называют простым стечением обстоятельств.
 
В свою очередь, директор «Briese Crewing» Максим Нестер говорит, что случившиеся события послужат сигналом для принятия мер. «Компания делает выводы, чтобы с нашей стороны в дальнейшем были разработаны жёсткие меры противодействия пиратам. Документы, которые обеспечивают безопасность судна, будут доработаны с учётом сложившейся практики», – сказал он.
 
Моряки сказали, что время, проведённое в плену, сблизило их и теперь они поддерживают связь с коллегами из других городов. На вопрос, что почувствовали, когда ступили на севастопольскую землю, моряки ответили просто: «Ура, мы дома!».
 
Елена Журавлёва
фото из открытых источников Интернет

Форпост.