piratstvo_na_DunaeПолучается, что Евросоюз настаивает: Украина должна оторвать себя от России за свой же счет. Взамен в европейской семье предлагается место бедного родственника, которого будут учить уму-разуму. Пример такого родства в Европе уже есть: Сербия, в 2008 году безоглядно поверившая европейским эмиссарам, подписавшая кабальные договоры и честно их выполнявшая.

Но по любви оказалось дороже – Сербии дали еврокредиты, но на покупку евротоваров и европродуктов. В результате вчерашние крестьяне сегодня подняли флаг Веселого Роджера. Пытаясь прокормиться, новые европейцы штурмуют старые баркасы с хлебом и соляркой и грабят они украинские суда. Берега Дуная в Европе уже называют пиратоопасным направлением, почти как Сомали.

http://youtu.be/Iu8OEIyf2Jo

Существуют разные представления о том, что такое на самом деле “Восточное партнерство”. Существует практическое и политическое представление. На практике оно наиболее наглядно проявляется на Дунае. Недавняя жалоба Украины о том, что ее суда, плывущие по Дунаю, все чаще и чаще подвергаются нападению сербских и румынских пиратов,  – вот первое практическое воплощение настоящего “Восточного партнерства”.

Катер сербской речной полиции отправляется в патруль. В последнее время нападения речных пиратов на караваны, идущие по Дунаю, особенно участились. Как сообщает официальный сайт Украинского Дунайского пароходства, капитаны настаивают на том, что зачастую местные жители грабят баржи среди бела дня, ничего не боясь. Нападения совершаются как с сербской стороны реки, так и с берегов Евросоюза, с территории Румынии. Тащат все: от груза до люков бортовых отсеков, кабелей и якорных цепей. Однако, по словам сербских полицейских, самый ходовой товар – дизель из топливных резервуаров судов.

“В такую посудину влезает от 6 до 10 тонн. Среди тех, что нам удавалось ловить, бывали и такие, что вмещали больше 30 тонн”, – рассказывает командир отделения речной полиции Сербии Срджан Эракович.

История с пиратством на Дунае глубоко символична. В самом деле, никто ведь не слышал ни о чем подобном, скажем, в Австрии или Германии, чьи берега тоже омываются дунайскими волнами. Но чем ниже по Дунаю, тем ниже уровень жизни, тем ближе к реальности. И вот уже Украина, только что вставшая на путь обретения подлинных европейских ценностей, жалуется на Румынию, прошедшую этот путь и принятую в Евросоюз 7 лет назад, и Сербию, продвинувшуюся на этом пути в единую Европу куда дальше Украины.

“Такие страны, как Украина, Румыния, Болгария и Сербия, я бы отнес к четвертому кругу евроинтеграции. Их объединяет то, что вопрос об их близости к Евросоюзу зачастую решается исходя из политических соображений, мало связанных с заботой об их экономическом будущем. Поэтому все они в той или иной степени обречены оставаться поставщиками дешевой рабочей силы и полигоном для реализации того, для чего в Евросоюзе просто не может быть места”, – считает профессор промышленной экономики Белградского университета Любодраг Савич.

По словам Любодрага Савича, профессора белградского университета, десятилетний опыт сближения Сербии с Евросоюзом может быть полезен новым соискателям. Сны о золотом дожде, который обязательно прольется на страну, стоит лишь ей открыть границы, неминуемо заканчивается холодным душем.

“Вот вам наглядный пример: за истекшие десять лет в Сербию из разных источников пришло 117 миллиардов евро, из которых 113 было потрачено на импорт. Это же невероятно! Какие еще могут быть вопросы? О каком развитии собственного производства может идти речь?” – говорит Любодраг Савич.

История гибели сербского производства – наглядный пример того, что стало бы с промышленным Востоком Украины в случае подписания Киевом кабальных условий соглашения об ассоциации с Евросоюзом. В Сербии за последние 20 лет количество людей, занятых на производстве, сократилось в 4 раза. Только за последние три года страна с семимилионным населением лишилась еще 300000 рабочих мест. Ущерб от тотальной приватизации всего и вся, ставшей одним из условий сближения с Европой, за годы сербской евроинтеграции составил 100 миллиардов евро. Момир Булатович, бывший премьер-министром Югославии во время агрессии НАТО в 1999 году, убежден, что никакие санкции и бомбежки не нанесли промышленности страны такого ущерба, как ее безоглядное стремление в Евросоюз.

“Когда мы только начинали грезить евроиллюзиями, все эти фабрики все еще работали. Но нам снилось совсем другое: нам снился Париж и Лондон, огромные рынки и щедрые банки. Мы были открыты для инвестиций, и они пришли. Половина – в банковский сектор, часть в торговлю и коммуникации. Только 18% из этих миллиардов предназначались для производства. И фабрики встали. А мы словно во сне продолжаем покупать чужие товары в кредит от пришлых банков под невероятные в Европе 30% и не можем проснуться, чтобы убедиться в том, что все наши сны оказались кошмаром”, – отмечает профессор экономики, премьер-министр Югославии 1998-2000 гг. Момир Булатович.

Узнав от нас о том, что украинские власти недавно заговорили о необходимости спешно превратить землю в товар, Миладин Шеварлич – председатель сербского общества экономистов-аграриев, лишь горько усмехнулся. Будущее украинского села в этом случае будет предрешено. По настоянию Евросоюза, Сербия взяла на себя обязательство через три года разрешить свободную продажу своих земель иностранцам на тех же условиях, что и своим гражданам. Следуя инструкциям еврочиновников, страна превращается в колонию. Продаваться будут не только частные наделы, но и государственные угодья. При этом никакого доступа к европейским фондам у Сербии как не было, так и нет. Субсидии государства – 80 евро на гектар, в Евросоюзе от 300 до 800. А проценты по кредитам для сербских крестьян в три раза выше. За минувшие 10 лет в Сербии разорилось 150000 семейных хозяйств и 450000 крестьян осталось без средств к существованию.

“Все идет к тому, что наши крестьяне могут превратиться в рабов на собственной земле, которая обречена быть разделенной на латифундии. На первых порах они будут собственностью наших доморощенных олигархов, которые скупали их земли за гроши – от 15 до 150 евро за гектар. Уже сейчас цена подскочила до 10-15 тысяч. Представьте себе какой навар! Но вкладывать в эту землю никто не собирается, теперь все ждут закона о возможности ее продажи иностранцам”, – говорит преподаватель сельскохозяйственного факультета Белградского Университета Миладин Шеварлич.

В отличие от Украины, заартачившейся при первом же абсурдном требовании Евросоюза, связанном с судьбой Юлии Тимошенко, сербское руководство продолжает покорно исполнять условия всех ультиматумов Брюсселя. Ухудшение экономической ситуации сопровождалось здесь сменой властей, но курс оставался неизменным. Начавшись с унижения с выдачей Гаагскому трибуналу собственных граждан, путь в Европу привел Сербию к фактической утрате суверенитета и окончательной потере Косова. И что же в конце этого пути?

“Я не являюсь оптимистом в том, что касается срока нашего вступления в Евросоюз. Я думаю, что он исчисляется двузначным количеством лет. Но для нас это может быть и неплохо. Это время нам понадобится для того, чтобы привести в порядок страну. У нас будет возможность посмотреть, как будет развиваться мировой кризис и, среди прочего, на то, как он отразится на том же Евросоюзе. Но если вас интересует мое мнение о том, что дальше, я думаю, что у Сербии нет будущего без Российской Федерации”, – заявил президент Сербии Томислав Николич.

Сегодня полицейский патруль вернулся с реки без улова. Пиратов не обнаружено. Сербская полиция отвергает все претензии в бездействии и нежелании расследовать случаи нападения на идущие по Дунаю суда, чьими бы они ни были. Во-первых, потому, что сложно кого-то поймать, если на десятки километров реки – всего один катер, а, во-вторых, потому, что невозможно поймать нападавших, если никакого нападения не было.

“Нам известно, что в большинстве случаев речь идет о сговоре между командами судов и теми, кого вы называете пиратами. К сожалению, факт такого сговора очень тяжело доказать. Когда речь идет о грузах или топливе, то их исчезновение, как правило, следствие незаконной продажи, а не грабежа. Факт нехватки чего-то обычно устанавливается в конечном пункте назначения. И когда мы получаем заявление о пропаже, все украденное уже давно продано на черном рынке по цене вдвое большей, чем за него заплатили на реке”, – говорит начальник отделения полиции в г. Смедерево Миливое Нинчич.

Таково здесь на Дунае настоящее “Восточное партнерство”, отчищенное от геополитики идеологии и иллюзий. Люди, оставленные без средств к существованию, выстраивают свои международные отношения сами, пользуясь тем, что у них не могут ни отобрать, ни купить. В данном случае – это Дунай.